Защита кредитора: как спастись от «семейного» оспаривания сделки.

Купить у физлица дом, квартиру, машину, принять имущество в залог – может оказаться рискованным мероприятием, если впоследствии его супруг или супруга захочет оспорить сделку. Ведь муж и жена распоряжаются общим имуществом по взаимному согласию. Когда его не было, договор могут признать недействительным и провести реституцию, то есть привести все в изначальное положение. Этим могут пользоваться недобросовестные супруги. Ведь покупатель лишится дома или машины, залогодатель – обеспечения. А вернуть деньги может быть уже сложнее.

Как жене почти удалось признать недействительным залог дома даже при нотариальном согласии, показывает одно из недавних дел Верховного суда. В 2009 году Игорь Краюхин* взял у компании «Лоджен Трейдинг Лимитед» $3,9 млн займа, на что его жена Оксана* дала нотариальное согласие. В 2010-м Краюхин зарегистрировал право собственности на дом, а в 2013-м отдал его в залог «Лоджену» в обеспечение возврата долга. В 2016-м в нем поселились сами супруги и их двое детей.

А в 2017 году женщина решила оспорить залог. В заявлении она написала, что узнала о сделке лишь в 2016 году и не давала на нее согласия. Райсуд отказал Краюхиной, ведь она не доказала, что «Лоджен» знал или должен был знать об отсутствии согласия. Иного мнения оказался Мосгорсуд. По его мнению, закон не обязывает истицу обосновывать этот факт. Мосгорсуд поддержал жену, потому что в деле не было доказательств, что она знала о залоге. Правда, «Лоджен» настаивал, что знала, потому что в 2009-м давала нотариальное согласие на заём. Но вторая инстанция возразила, что к ипотеке это не относится, ведь Краюхин зарегистрировал право на дом в 2010-м. Кроме того, компания ссылалась на пропуск срока исковой давности. Она указывала, что Краюхина узнала о залоге в 2013 году, когда обременение зарегистрировали в Росреестре. Но и этот довод отвергла коллегия под председательством Бориса Гербекова.

Верховный суд не смог с этим согласиться. Когда Краюхина выдавала супругу нотариальное согласие на заём «на любых условиях по его усмотрению», она разрешила в том числе передать имущество в залог. Она знала или должна была знать, что обеспечение – одно из условий, на которых компания согласилась передать супругу такую большую сумму. Это изложено в определении № 5-КГ18-3 30. Как отмечается в документе, «нотариально удостоверенное согласие супруга при заключении договора займа требуется только в том случае, когда выдача займа обусловлена мерами по обеспечению возврата суммы займа, причём эти меры связаны с заключением сделок, подлежащих государственной регистрации. В частности, ипотекой». 

Кроме того, у «Лоджена» были все основания считать, что стороны соглашения признают заём и последующие договора действительными сделками. Также коллегия под председательством Игоря Юрьева учла, что Краюхина не оспаривала договор займа. С такими указаниями дело в спорной части отправили на пересмотр в апелляцию, предписав ей также посчитать срок исковой давности и проверить, какие документы подавались при регистрации ипотеки.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Взято из источника: Право.ru

Как попасть под амнистию: три простых способа.

Читать подробнее

Верховный суд рассказал, что избавит от кредита в наследство.

Читать подробнее

Безнадежный налоговый долг: как его списать.

Читать подробнее

Защита кредитора: как спастись от «семейного» оспаривания сделки.

Читать подробнее